All I Know декабрь 2019

Дайджест постов телеграм-канала

Прежде, чем мы начнем

Школьникам и студентам, учителям и родителям — рекомендую телеграм-канал об обучении детей и взрослых.

Начало

Это записная книжка мыслей, которые появляются, когда готовлюсь к урокам или думаю про обучение + идеи, которые нашел у других. Первый пост писать в пустоту некомфортно, но надо же с чего-то начинать.

Название канала — название песни Operation Ivy, которую я люблю в исполнении Green Day образца 1990 года.


Михаил Табунов о менеджерах

Я не верю в менеджеров чья первая работа была руководящая (например джуниор менеджер).

В начале карьеры я работал разработчиком в разных маленьких и средних компаниях. Я часто сталкивался с менеджерами, которые поверхностно понимали продукт и делали глупые ошибки. Например, в 2010 году я работал в компании, где за две недели до релиза в переговорке ставили кровати для разработчиков, так как чтобы успеть к релизу нужно было ночевать в офисе.

По удивительному совпадению этим проектом руководила менеджер которая не могла написать ни строчки кода.

Любой нормальный руководитель сначала должен поесть говна и понять как всё работает в самом низу. Тогда будут уважать и менеджера и его решения. Иначе это всё быстро превратиться из управления в опыты над людьми.

Михаил Жашков об интеллекте

i. Интеллект — социален. (Особенно явно это прослеживается в работе в командах и поэтому командные работы обыгрывают индивидуальные. И поэтому «мозговые штурмы» есть попытка, очистив, ускорить этот интеллект.)

ii. Вся эта социальность существует пока команда равна в своей слабости перед проблемой, требующей разрешения, и пока у кого-то нет «ответа». «Ответ» появляется у кого-то.

Появление ответа разрушает предыдущее состояние; общее равенство; парадигму мышления о проблеме (и ответе) теперь разделяя её, прежде целую, на две — «а. парадигма мышления не решивших», и «b. парадигма мышления решившего».

Последнее — разрушает саму коммуникацию: участники, язык, протокол и интерфейсы — ещё те же, но парадигмы — уже разные.

iii. Интеллект — социален, но до тех пор пока слаб перед проблемой и не имеет к ней ответа.

iv. Это слабо заметно пока проблемы просты и лежат в поле общепринятых (общепонятных), становится заметнее, как проблемы становятся сложнее, и проявляется предельно ярко, как проблемы доходят до вложенных или каскадных (где последовательно нужно пройти несколько уровней связанных решений). Понаблюдайте.

Как правильно ошибаться и почему некоторые люди обучаются быстрее других?

В своих исследованиях Двэк выделяет два типа людей — с фиксированным мышлением, склонных согласиться с утверждениями вроде «У вас есть определенное количество умственных способностей, и вы не можете это изменить» и людей с развивающимся мышлением, которые верят, что можно улучшить свои знания или умения в какой угодно области, инвестируя необходимое количество времени и энергии в процесс обучения. В то время как люди с фиксированным мышлением воспринимают ошибки как провал и признак того, что они недостаточно талантливы для рассматриваемой задачи, другие рассматривают ошибки как обязательную ступень на пути к получению знаний — двигатель познания.

Отдавая похвалу ребенку за его врожденный интеллект, мы искажаем психологическую реальность процесса образования. Это мешает детям использовать наиболее действенный метод обучения, при котором они учатся на своих ошибках. Потому что до тех пор, пока мы испытываем страх оказаться неправыми, наш ум никогда не сможет перестроить свои механизмы работы — мы будем продолжать совершать одни и те же ошибки, предпочитая чувство уверенности в себе самосовершенствованию.

5 признаков профессиональной деградации

Чем опытнее специалист, тем большим заложником своих знаний он является. Экспертный уровень и учёба — вещи плохо совместимые. Ведь учёба всегда «наклон компетенции» — постановка уровня знаний под сомнение. Надо обладать смелостью и гибкостью ума и психики, чтобы расписаться в собственной некомпетентности.

10 бесценных жизненных советов, которые дает нам Альберт Эйнштейн

Знание приходит из опыта. Вы можете сколь угодно долго рассуждать над задачей, но это даст вам лишь ее философское понимание. Чтобы понять суть задачи, надо прочувствовать ее на себе, выполнив ее. И каков вывод? Новый опыт! Не тратьте время зря, ходя вокруг да около, берите и делайте, и вы получите бесценные знания.

habr.com

Лекция «Вы и ваши исследования» доктора Ричарда Хэмминга

  • Возраст — другой фактор, о котором особенно переживают физики. Они всегда говорят, что тебе надо совершить это, когда ты молод, или ты никогда это не сделаешь. Эйнштейн сделал свои работы в очень раннем возрасте, и все ребята из квантовой механики были отвратительно молоды, когда сделали свою лучшую работу. Большинство математиков, теоретических физиков и астрофизиков делают то, что мы считаем их лучшей работой, когда они молоды. Не то, что они не делают хорошей работы в старом возрасте, но мы больше всего ценим то, что они сделали рано. С другой стороны, в музыке, политике и литературе то, что мы считаем лучшей работой, часто делается в позднем возрасте. Я не знаю, где на этой шкале располагается ваша область, но у возраста есть эффект.
  • Когда ты знаменит, сложно работать над маленькими задачами. Вот что погубило Шеннона. После теории информации, что ещё вы можете сделать? Великие учёные часто делают эту ошибку. Они перестают сажать маленькие жёлуди, из которых растут могучие дубы. Они пытаются сделать что-то большое. А так не работает.
  • «Знание и продуктивность — это как накопительный процент». Взять двух людей примерно равной способности, один из которых работает на десять процентов больше другого, и он со временем будет более, чем в два раза продуктивен. Чем больше ты знаешь, тем больше ты узнаёшь; чем больше ты узнаёшь, тем больше ты можешь делать; чем больше ты можешь делать, тем больше возможности. Это очень похоже на накопительный процент. Я не назову ставку, но она очень высока. Взять двух людей с совершенно одинаковой способностью, и тот, кому удаётся день за днём думать на час больше, будет в итоге намного продуктивнее.
  • Люди часто наиболее продуктивны, когда рабочие условия плохи. Один из лучших периодов Лабораторий физики Кембриджа был, когда у них были практически бараки — они тогда делали лучшую физику всех времён. / Плох работник, который винит свои инструменты; дельный человек берётся за работу с тем, что у него есть, и получает наилучшее решение, которое может. И я говорю, что изменяя задачу, глядя на вещи по-другому, вы можете добиться существенной разницы в своей продуктивности, потому что вы можете либо работать так, чтобы люди могли строить на том, что вы сделали, или так, чтобы следующему человеку, по сути, приходилось снова повторять то, что вы сделали. Это касается не только самой работы, но и того, как вы составляете отчёт, как вы пишете публикацию. Это всё отношение в целом. Широкую, общую работу так же легко сделать, как и очень узкую. И это намного сильнее удовлетворяет!
  • Великие учёные очень хорошо переносят неопределённость. Они уверены в теории достаточно, чтобы двигаться вперёд. И они сомневаются в ней достаточно, чтобы замечать ошибки и недостатки, чтобы суметь шагнуть вперёд и создать новую теорию на замену неверной. Если вы слишком уверены, вы никогда не заметите недостатки; если слишком сомневаетесь, не сдвинетесь. Нужен правильный баланс. Большинство великих учёных абсолютно привержены своей задаче. Те, которые не становятся привержены, редко производят выдающуюся, первоклассную работу.
  • Если вы глубоко погружены и привержены какой-то теме день за днём, день за днём, вашему подсознанию не остаётся ничего иного, как работать над вашей задачей. И однажды утром вы просыпаетесь и вот ответ. У тех, кто не становится привержен своей текущей задаче, подсознание отвлекается на другие вещи и не выдаёт большого результата. Поэтому надо управлять собой так: когда у вас есть действительно важная задача, вы не должны позволять ничему другому занимать центр вашего внимания — вы должны удерживать свои мысли на задаче. Надо морить подсознание голодом, чтобы ему приходилось работать над вашей задачей, чтобы вы могли мирно спать и бесплатно получить ответ утром.
  • Недостаточно сделать работу; надо её продать. «Продавать» для учёного — очень неловкое занятие. Это отвратительно; вы ведь не должны это делать. Мир, по идее, должен ждать, и когда вы сделаете что-то великое, они должны кинуться и рукоплескать. Но факт в том, что все заняты собственной работой. Вы должны представить работу так, чтобы они отложили свои занятия, посмотрели, что вы сделали, прочли, вернулись и сказали: «Да, это было хорошо». Я предлагаю вам, когда вы будете листать страницы журнала, задаться вопросом, почему вы читаете одни статьи, но не другие. Вам лучше писать свой отчёт так, чтобы когда его опубликуют в Physical Review или каком угодно другом издании, и когда читатели листают, они не пролистали ваши страницы, но остановились и прочли вашу работу. Если они не остановятся и не прочтут её, вы не получите признания. / Я с первых дней считал, что следует тратить по меньшей мере столько же времени на полировку и презентацию, сколько и на само исследование. Теперь по меньшей мере 50% времени должно уходить на презентацию. Это большое, большое число.
  • Если вы хотите думать новые мысли, отличающиеся мысли, тогда делайте то, что делают многие креативные люди: сформулируйте задачу достаточно ясно и отказывайтесь смотреть какие-либо ответы, пока основательно не продумаете задачу — как вы будете решать её, как вы можете немного изменить её, чтобы поставить её правильно. Поэтому да, вам надо быть в курсе. Вам надо быть в курсе больше чтобы узнавать, какие есть задачи, чем читать, чтобы находить решения. Чтение, чтобы находить решения, не кажется путём к значимым исследованиям. Поэтому я дам два ответа. Вы читайте; но имеет значение не сколько, а как вы читаете.
  • Со времён Ньютона по наши дни научное знание удваивается каждые 17 лет или около того. И мы справляется с этим специализацией. В следующие 340 лет при таком темпе будет 20 удвоений, то есть миллион. Будет миллион специализаций в каждой ныне существующей области. Так не выйдет. Рост знаний захлебнётся, пока у нас не появятся другие инструменты. Я считаю, что книги, которые пытаются переварить, скоординировать, избавиться от повторов, избавиться от менее плодотворных методов и чётко представить основные идеи, которые известны сейчас, будут оценены будущими поколениями. Но я склонен считать, что в долгосрочной перспективе, книги, которые пропускают то, что не важно, важнее книг, которые рассказывают вам всё, потому что вы не хотите знать всё. «Я не хочу знать так уж много о пингвинах». Вы хотите знать только суть.
  • Вы должны меняться. Вы со временем устаёте; вы расходуете свою оригинальность в одной области. Вам надо найти что-то рядом. Я не говорю, чтобы вы переключались с музыки на теоретическую физику, а там на английскую литературу; я подразумеваю, что в своём поле вам следует переключаться между областями, чтобы не застаиваться. Нельзя принудить переключаться каждые семь лет, но будь это возможно, я бы сделал это условием для исследовательской работы — чтобы вы меняли область своих исследований каждые семь или десять лет; менеджмент имеет право заставить вас измениться. Я бы настаивал на изменении, потому что это серьёзно. Ведь что происходит с людьми — они нарабатывают какой-то метод и продолжают использовать его. Они шагают в направлении, которое было верным тогда, но мир меняется. Уже есть новое направление, но старики всё ещё шагают в ту старую сторону.
В тему:   All I Know июнь 2020

habr.com

Байка с уроков

Дети решают простые задачки-игры на code.org, там такие алгоритмы, которые собираются в конструкторе друг-н-дропом. Один ученик зовет и зовет, кричит и кричит — не получается, не работает, лагает! Сергей Владимирович! СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ! ЛАГАЕТ! ОНА НЕ РЕШАЕТСЯ!

Ну окей, меня не выносит, я хочу разобраться наводящими вопросами:
— ВОТ!
— Ага, ты утверждаешь, что проблема в компьютере? в браузере? создателях этого сервиса алгоритмов? Но никак не в твоей программе, потому что я вижу, что человечек крутится в бесконечном цикле.
— Да!
— Ты утверждаешь, что кто-то другой из этих людей или вещей виноват, потому что программа не работает?
— Да!
— И еще значит все 10 человек одноклассников, которые сделали эту задачу, ошибаются, так как задача нерешаема?
— Не, нет, не знаю
— Смотри, если немножко не бояться и взять на себя немного ответственности, ответить за результат, поверить, что ты его создаешь, а не кто-то еще, то шансы на успех повышаются, и ты найдешь решение. Давай по шагам, лалала (и он решил).

Я не знаю, хорошие ли это воспитательные меры (от Герасичева все набрался), педагогично ли так, токсично ли так, придут ли хэйтеры в камменты, но так чувствую.

Вывод какой? Мне кажется, что с ребятами важно болтать о всяком, и это важнее, чем сам предмет. Важно подмечать, как они натренировались думать, по каким моделям. И еще мне кажется, что и другие дети получают пищу для размышления из отголосков таких диалогов, когда их задача и правда «не решается», но они из-за этого не бузят.

Как правильно критиковать. Мануал

Когда учишь — критикуешь других, когда учишься — себя. Пост как правильно критиковать. Тизер — вот как не правильно:

— Неуместные Я-сообщения
— Примитивная негативная оценка
— Переход на личности
— Агрессия
— Гиперэкспертные выступления
— Требование идеальности
— Обесценивание
— Требование контейнирования
— Далеко идущие выводы

Я ещё почти ничего не знаю

Без шуток. Пятнадцать лет управления агентством, сотня проектов по маркетингу и продажам, десятки стратсессий для разных клиентов, много построенных (и сколько-то поломанных) команд, нескольких проваленных стартапов, один развивающийся в процессе, сотни переваренных книг, лекций, статей, курсов, терапия, дневник, блог, выступления с отрефлекстрованным опытом. И вот только теперь я кажется что-то начал чуть-чуть понимать в выбранной мной профессиональной области. Это не обесценивание и не перфекционизм, я вполне ок и высоко ценю имеющийся у меня опыт и навыки. Просто я знаю людей, которые показывают результаты, превосходящие мои на три, сука, порядка, и я вижу некоторые из тех вещей, которые они делают иначе, и мне хочется прокачаться в этом, а потом проверить, правда ли получилось. Я вижу какой длинный путь мне предстоит, поэтому оцениваю текущую точку как «я ещё почти ничего не знаю».

И тут мне знакомый говорит, что в своей профессиональной области он практически всё уже знает и пора ему двигаться дальше. Как он собирается развиваться дальше с такой установкой в голове?

Загадка.

Сет Годин: никто ничего не знает

20 лет назад выходила моя книга «Доверительный маркетинг». Я отправил копию Джеку Трауту, соавтору классической книги «Позиционирование: битва за умы».

Джек ответил длинным письмом и рассказал, что моя книга основана на принципиально ошибочной идее, что она никогда не сработает, что будет лучше даже не публиковать книгу. Не самое приятное было мнение.

Хорошая новость в том, что книга вышла и стала бестселлером и, что еще лучше, изменила способ взаимодействия многих организаций с электронной почтой и с потребителями. Это привело к созданию рынка, который сейчас стоит миллиарды долларов в год.

Урок из того письма Джека прост: поскольку никто не уверен, поскольку нет гарантий, что именно будет работать (или не будет), то все, что мы можем делать — это делать лучшее, на что мы способны. Все, что мы можем сделать, это делиться своими идеями с щедростью, говорить громко и зажигать людей.

Критики могут делиться своим опытом и указывать, что им не нравится. У каждого есть свое мнение, но ни у кого нет гарантий.

Критическая масса 10%

В ходе исследования группа под руководством профессора Болеслава Шимански получила и строго обосновала фундаментальный результат: если в ходе общения не менее 10% участников группы будет искренне и непоколебимо придерживаться некоторой точки зрения, донося ее до сознания других, то через некоторое время эта точка зрения неизбежно будет принята большинством группы.

Что характерно, выявленная закономерность не зависит от типа социальной сети и технологии общения (личные контакты, телефон, интернет). Исследователи построили несколько моделей, одна из которых соответствовала схеме общения «каждый с любым», другая же предусматривала наличие «концентраторов общения» или лидеров. В обе модели были «помещены» «истинно верующие» (true believers) — носители определенных идей, абсолютно убежденные в их правоте и невосприимчивые к попыткам изменить их «мировоззрение». В ходе компьютерного моделирования процессов общения стал наблюдаться поразительный колебательный эффект. Соавтор исследования Самит Шринивасан (Sameet Sreenivasan) описал его словами: «Как только агенты перемен начинают убеждать все больше и больше людей, ситуация начинает меняться. Сначала люди начинают сомневаться в своих собственных взглядах, а затем полностью принимают новые взгляды и распространяют их еще больше. Но даже если „истинно верующие“ успешно влияют на соседей, то ничего не меняется в рамках более широкой системы, как мы увидели, при их процентном содержании меньше 10».

Комментируя этот результат, руководитель проекта Болеслав Шимански еще раз подчеркнул, что «когда число искренне придерживающихся каких-то взглядов людей не превышает 10% группы, охваченной общением, никакого видимого прогресса в распространении идей нет. В этом случае для убеждения большинства потребуется время, сравнимое с возрастом Вселенной. Как только это число начинает превышать 10%, идея распространяется как пламя».

(изменилось ли что-то с даты выхода поста в 2011?)

Dehumanization

Когда мама заботливо говорит 1 сентября: «Учись хорошо. Только на отлично. Ты у меня страшненькая, замуж тебя хорошо не выдать будет, поэтому рассчитывать можешь только на себя».
Это dehumanization.

Когда человек, которого ты очень уважаешь за его достижения, говорит:
— Запомни. Ты в этом мире никому на хер не нужен. Ты или волк, или овца.
Это dehumanization.

В тему:   All I Know август 2020

Если родители говорят:
— Ну какой на фиг истфак? Получи профессию, которая будет тебя кормить, потом делай что хочешь.
Это dehumanization.

Когда родственники говорят:
— Мало ли чего ты хочешь? Если все будут делать что хотят — тебе жрать будет нечего и жопу прикрыть нечем!
Это тоже оно.

To be dehumanized — значит считать нормой восприятие себя как строительного материала или инструмента для ЧЕГО-ТО БОЛЬШЕГО.

Дрейфусовская модель приобретения навыков

Модель Дрейфуса изначально основана на докладе «Пятиступенчатая модель умственной деятельности, задействованной в ценленаправленном приобретении навыков» Хьюберта Дрейфуса и Стюарта Дрейфуса начала 80-х

В нескольких словах, Дрейфус выделяет пять-семь этапов обучения новому навыку или изучения какой-то области:

  • Новичок
  • Продолжающий
  • Компетентный
  • Специалист
  • Эксперт
  • Мастер

Эта модель делает две важные вещи: (1) помогает лучше определить, что значит каждый из этапов обучения, и (2) объясняет принцип перехода человека из одной категории в другую.

Я считаю, что в подавляющем большинстве предметов люди на сегодняшний день доходят лишь до уровня «Продолжающего». Неприятно, что это все больше касается науки, математики и технологии. Если вы знаете достаточно, чтобы «пройти тест», значит это все, что вам нужно.

habr.com

Ильяхов/Сарычева из рассылки продвинутого курса Главреда

Дидактика — это наука, которая изучает общие принципы обучения. Она помогает структурировать обучение так, чтобы ваши слушатели всё поняли и смогли применить знания в жизни.

Я вывел для себя пять принципов дидактики, которые помогут в редактуре:

1) Настроить на волну
2) Создать интерес
3) От простого к сложному
4) Теория и практика
5) Брендировать правила

Михал Жашков. Две мысли о настоящем

Две мысли о настоящем. Одна очень простая. Вторая сложнее и хуже для понимания. Но обе — об одном.

Первая. Сейчас у человека очень быстро заканчивается его время. Это можно заметить по тому, как 35-и летние и старше становятся не интересны работодателю и массовой культуре.

Это отчасти объясняет то, что, возросла скорость изменений и чтобы оставаться актуальным сейчас — нужно очень быстро двигаться. Бежать, чтобы только оставаться на месте — это уже хорошо знакомая мысль.

Вторая. Весь язык и его основные элементы — символы, — очень быстро размываются и девальвируются. То есть наши разговоры и наши мысли очень быстро беднеют.

Мы продолжаем думать, но мышление и его продуктивность очень быстро падает. Мы уже думаем одну мысль по много-много раз, под разными углами, чтобы просто осмыслить её истинное значение для нас.

Постоянное потребление информации, интернет, падение редакций и всякой предварительной фильтрации, журналистика управляемая трафиком — многое что является слагаемыми этого результата. Реклама — суть которой многие годы в подмене значений символов противоположными.

Каждый подменяет значение символа, чем хочет.

Кажется, что это два изменения, где первое говорит о том, что скорость движения набегающей среды возрастает, а второе — о том, что скорость собственного прохождения через среду падает. Но это одно.

Семь причин, по которым ваши коллеги вам не доверяют

Знаете обложку «The Dark Side of the Moon», где свет проходит через призму и раскладывается в радугу? Подобные статьи (ниже) я считываю шире, прикладывая сразу к нескольким ситуациям:

— как не потерять доверие в роли коллеги и соратника (можно ли на тебя положиться)
— как не потерять доверие в роли друга (можно ли тебя взять в разведку; в беде не бросит, лишнего не спросит)
— как не потерять доверие в роли наставника (достаточно ли с тобой безопасно и не стрессово, чтобы развиваться)
— как не потерять доверие в роли родителя (достаточно ли с тобой быть только твоим ребенком без оценки достижений)

Эксперты перечисляют семь причин по которым вам могут перестать вам доверять и указывают как избежать наиболее распространенных ошибок:

  1. Вы не доверяете другим людям
  2. Вы не отмечаете вклад других в работу
  3. Вы срываете сроки
  4. Вы опаздываете на собрания
  5. Вы не признаете своих ошибок
  6. Вы искажаете правду
  7. Вы взаимодействуете не конструктивно

habr.com

«Смекалистый мозг»

Когда мой студент хорошо знает материал, то ответы вылетают у него незамедлительно.

Если материал он знает плохо, он включает «смекалистый мозг». Он смотрит на 2*2 и начинает: «это может быть любое число больше четырёх и меньше девяти, ибо мы же не знаем, насколько и как округлили исходные числа. И это может быть в ответе вообще что угодно, начинающееся и заканчивающееся на 2, ибо звёздочка не всегда означает знак умножения. Часто звёздочка означает любое количество символов. А ещё речь может идти о символьном умножении, поэтому ответом будет 22». Конечно, он достаточно смышлён, чтобы заподозрить в ответе 4, но и достаточно неуверен в этом ответе, чтобы не предположить дополнительных подвохов.

Двое из десятка студентов именно таковы — они материал не читали, но они хорошие инженеры, у них подвешен язык, они skeptic thinkers, и именно они обычно самые активные в группе.

Как с этим бороться?
а) конечно, нужно точней формулировать задачи — если спотыкаться будут на одних и тех же местах, то эти места нужно конопатить.
б) никак, ибо это бесполезно, пример с 2*2 это показывает.

Директор частной гимназии / Директриса сельской школы

У многих людей, которые здесь работают, ценность свободы выше, чем ценность дисциплины / Дети у нас никогда не исчеркают стол, не будут писать на обоях

Мне кажется директор должен заботиться об учителях, с тем, чтобы они позаботились о детях / Главное в работе учителя с детьми — это любовь к детям

Вывода никакого нет, но похоже на разные стили ведения проектов


Лучший руководитель — тот, который задалбывает. Прямота лучше сочувствия

Вертикальная ось измеряет личную заинтересованность, а горизонтальная — готовность критиковать. Таким образом, «крайняя прямота» лежит в четверти, образованной положительными полуосями. Вертикальную ось Скотт называет — «Не наплевать».

Готовность «задалбывать» — это упрощённое обозначение горизонтальной оси, которым оперирует Скотт. Она признаёт, что для многих — это затруднительно, ведь все хотят быть вежливыми. Но человек, который стал боссом, должен предельно ясно давать понять, что хорошо, а что — плохо: «Я бы даже сказала, что критиковать облажавшихся сотрудников — это нравственное обязательство, а не должностное».

Работает ли такая забота с подростками? Работает ли такая забота с теми, кто не хочет расти?

Идейное искусство

Неудач не следует избегать, напротив — их стоит культивировать. Не получившийся эксперимент может быть почти столь же познавательным, сколь и удачный. Привычка извлекать пользу из негативных результатов — один из важнейших приемов в достижении успеха.

Неудачи не всегда были в таком почете. Большая часть сегодняшних неудач в мире по-прежнему НЕ воспринимается как нечто полезное. Неудача — проявление слабости и зачастую постыдное клеймо, не дающее второго шанса. По всему миру детей учат, что неудача — это позор.

Вы должны осторожно, но сознательно подталкивать ваши удачные исследования или достижения до того момента, когда все начнет ломаться, валиться, стопориться, рушиться и срываться.

Кевин Келли. Культуролог, эколог, редактор и сооснователь журнала Wired, 6 апреля 2011

Обучение в эпоху «золотых рыбок»

Я кстати не согласен. Получение информации и образование — это разные вещи. Новые нейронные связи за 8 секунд не вырастут.

Это уже реальность — мы живем в эпоху «золотых рыбок»

Вполне может быть, что длительность удержания внимания уменьшается просто потому, что она нам больше не нужна — в эпоху «золотых рыбок», когда люди могут мгновенно получать нужную информацию, мы наблюдаем изменения навыков, которые необходимо приобретать.

Сокращение продолжительности концентрации внимания — это не упадок нашего обучения. Это революция. Эпоха «золотых рыбок» — это не эпоха идиотов. Это эпоха перемен.

ФРИИ, 19 октября 2016

iidf.ru

Не могу развидеть

В конце недели был на милых детских праздниках, заметил такое:

1) Если ребенок вовлечен в представление, наблюдает, вникает, врубается, реагирует, следит за сюжетом, то быстро забивается оперативная память. Через 15 минут не хватает сил, чтобы удержать внимание, при всем желании и вовлечении. И это такой облом и расстройство для него же. Подарки дают в конце, и уже сил не хватает прочувствовать праздничность. Если ребенок не сильно врубается и просто веселится — ему хорошо. Как вывод: просто создать атмосферу и повеселиться без сюжета и плана — норм вариант и хватит на дольше.

2) Объем оперативной памяти разный, внимание разных детей подкашивает и через 5 минут, и через 35. Вывод: можно натренироваться поглощать больше и регулировать интенсивность врубания, отделяя важное от неважного.

3) Если петь, говорить, кричать хором, то скорость слов радикально сокращается. Хором слова произносятся со скоростью самого медленного. Вывод: хочешь далеко бежать, забей на толпу.

Ну все как у людей (взрослых).

Понравился пост? Больше — в почте и телеграме

Веду мейл-рассылку на 1800+ подписчиков. Присылаю письма с рассуждениями, идеями или эссе. Примеры писем и подписка →

Веду телеграм-канал об обучении детей и взрослых. Подписывайтесь и читайте →