Интервью с музыкальным обозревателем «Афиши» Александром Горбачевым

8 ноября 2010 (обновлено 21 декабря 2017)

Интервью с музыкальным обозревателем «Афиши» Александром Горбачевым

Разговор с Александром Горбачевым — музыкальным журналистом, блогером, организатором регулярных концертов в рамках резиденции «Среда Горбачева» в клубе IKRA, музыкальным диггером и открывателем новой российской музыки.

— Начну с вопроса о том, как ты ищешь музыкантов для «Сред Горбачева». Ты копаешь много интернета, так?
— Да, группы находятся по интернету, другой вопрос, что с некоторых пор уже не столько я их ищу, сколько они меня находят, просто потому, что если какие-то новые группы хотят быть услышанными, они в частности приходят и ко мне.

— А как раньше происходил поиск?
— Находки происходят довольно спонтанно. Много кого советовали те или иные люди, тот же Лисичкин, «Елочные игрушки», как коллеги, кого-то я случайно находил сам. Хрестоматийный пример в этом плане, группа, за которую я могу взять ответственность и сказать, что я их открыл — это «Комба Бакх». Я случайно их нашел, читая в ночи ЖЖ, в каком-то комментарии вроде «ха-ха-ха, смотрите, а вот пацаны делают православный рэп» — зашел и обомлел. Другой пример — «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки», которые выложили свой альбом в одно из довольно замшелых ЖЖ-сообществ, вроде russian indie (прув). Я его скачал, послушал, мне стало интересно, пришел на концерт и понял, что это здоровская штука.

То есть, с одной стороны, через социальные сети в широком понимании слова, через друзей, с другой стороны — читаю энное количество ресурсов, коммьюнити, блогов, и через них узнаю. Никакого рецепта, если ты хочешь найти хорошую русскую группу, то нужно забить в гугл-поиск определенный набор символов — такого рецепта нет.

— Как за последние 2-3 года изменилась деятельность музыкантов в сети? Обрастают ли группы информацией?
— Мне кажется, что теперь есть, например, ВКонтакте — это какой-то отдельный мир, где довольно много групп существует сами по себе, вообще без какой-либо поддержки медиа. Те же Alai Oli — их нигде не крутят, по-моему, и не показывают, они играют и хорошо собирают.

То же самое касается большой части русского хип-хопа, который нигде не крутят и не показывают. Я даже говорю не о «верхе», типа Ноиза и Центра, у которых медиа обеспечение есть, потому что это уже обратный эффект — журналисты видят, что есть явление, и его нельзя проигнорировать. Но есть вещи, которые никому особо вроде как не интересны с точки зрения медиа — «Кажэ Обойма» и прочие. Они тоже существуют, и в них есть какая-то потребность и так далее.

Конкретно русский хип-хоп образовал собственную среду, которая достаточно многочисленна и достаточно связана между собой, чтобы себя саму обеспечивать. Понятно, что есть сайт Rap.ru, который по долгу службы за чем-то следит, но в целом, хип-хоп — это такая история, которая внутри себя самодостаточна, хорошо себя чувствует, и это довольно интересно.

— Что есть еще кроме хип-хопа — группы, коллективы, движения, которые сами по себе и хорошо себя чувствуют из-за интернета?
— Видимо, подобное было и с альтернативой. У нее есть канал A-ONE как выхлоп — «Аматори», «Стигмата», «7Раса» — это все там есть. Но я так понимаю, что это возникло отчасти потому, что они образовали свою историю, собирают в регионах по 1000 человек, и так через интернет и социальные сети самоорганизовались.

— А на западе есть примеры, когда кто-то или что-то поднялось из социальных сетей?
— Тут сложнее судить, потому что мы не изнутри на это смотрим: все, что мы узнаем про запад, мы узнаем из медиа. Насчет социальных сетей я не знаю, но есть пример с музыкой вонки, которая существует через сетевые штуки, обмены идеями, звуками. Есть история с тем же чиллвейвом или витчхаусом — локальные коммьюнити, которые распространяются через сеть. Но нам сложнее понять их технологии и ресурсы, потому что мы не изнутри. Еще на западе важнее фактор локальности, потому что там исторически каждый город — свой центр, там свои клубы, свои студии, все свое, и там что-то возникает — на этом многое завязано. У нас нет какой-нибудь «Приволжской сцены», чтобы из нее что-то валилось.

— Как ты сам используешь социальные сети, в частности, для «Сред Горбачева»? Помогла ли поддержка Look At Me, ощущается ли какой-то выхлоп?
— Мне трудно судить, честно говоря, я не понимаю, как это проверяется. Мне хочется верить, что да, но все это делается из каких-то абстрактных соображений, что «раз делаем, то надо». Бог его знает. Например, к группе «4 позиции Бруно» у Look At Me самих был какой-то дикий интерес, они поддержали концерт какими-то баннерами-фиганнерами, пользователи накинули больше плюсиков, чем обычно, рейтинг у поста под 70, что для «Среды» довольно круто. Но при этом, допустим, на группу «Ночные грузчики», у которых ничего этого не было, пришло в два раза больше народу.

Что касается сайта «Среды», я делаю его отчасти из соображений «для истории». Это такой архив — все интервью и прочие обзоры дискографий делаются не только из промо соображений. Раз уж я кого-то позвал, то хорошо узнать про группу все, мне самому интересно, и сайт — это своего рода энциклопедия всей многообразной новой русской музыки. У половины групп, на тот момент, когда я с ними разговаривал, никаких интервью не было.

Возвращаясь к оценке выхлопа и эффективности, наверное, это можно все как-то измерить, но у меня нет на это времени физически и сил. И мы делаем социальные штуки для «Сред» потому, что это «надо делать». Очевидно, что если ты сейчас что-то производишь, надо это поддерживать в интернете.

— К вопросу истории и выхлопов. Были когда-то интернет-герои, вроде Воронова, Стрыкало, «Волшебного кролика». Как тебе кажется, показательны ли такие истории, когда такие герои, раскрученные в интернете, становятся не нужны.
— Есть разные вещи. Есть мемы, которые потом люди стараются монетизировать. С Вороновым, допустим, мне кажется, что это не очень красивая история, я писал, что парень очень талантливый, но не вполне адекватный реальности. Когда я видел его в клубе, по-моему, «Табула раса», и видел людей, которые явно гыгыкали над его песнями — это было неприятно. Он очень талантливый чувак, и мне кажется, если это чуть-чуть по-другому повернуть, он вполне может еще как-то прозвучать. «Кролик» — это чистый мем, он даже альбом издал, но концерт его в Москве провалился. Они сейчас пытаются это подать просто как детская красивая вокальная музыка. Стрыкало — это совсем какой-то «Камеди клаб», но может какой-то интерес вызвать. Но при этом есть пример Налича, который превратился в настоящего состоятельного артиста. Мне кажется, что по-настоящему работают те вещи, которые не имеются в виду. Когда Налич снимал клип, никто не имел в виду вирусный ролик.

— «Комбайнеры»?
— «Комбайнеры» — фиг знает, сейчас все труднее сказать, что рассчитано, а что нет. Потому что тогда вообще никто не понимал про такие эффекты, а сейчас более или менее понятно, что надо. Когда это невольно, то что-то может сработать.

— Есть примеры того, что сделано вольно и с расчетом на вирусный эффект?
— Конечно — песня «Химкинский лес» группы «Ленинград», песня Dino MC по поводу терактов — это все отчасти затрагивает политические темы. Вообще, все спекуляции, которые пошли после Ноиза, там, Вис Виталис написал какую-то хуйню про пожары, рассчитаны на такие штуки. Сегодня на Openspace был очень хороший материал на эту тему («Как не надо снимать вирусное видео»). Там пишут про видео, когда чуваки переделали на русский текст песню Stromae «Alors of Dance» в «Алена даст». У ролика под миллион просмотров, и это никто не собирается монетизировать, это такая бугагашечка, которую всем весело посмотреть.

— О музыкальном блоге «Афиши». Ты же можешь там написать, что концерт был плохой, и что-то тебя не устраивает. Приходят ли туда официальные представители, чтобы извиниться, объяснить ситуацию, или это обсуждается где-то в кулуарах, на фэйсбуке, например?
— К сожалению, нет. На фэйсбуке только однажды мне написал чувак, когда я в каком-то своем посте про Яндека написал два слова, типа «после Яндека играла какая-то джаз-коровая херня», и он меня как-то адски обматерил. К сожалению, система отношений у концертных агентств с музыкальными блогерами такая же, как у власти с блогерами. Когда я вопию про то, как можно было ТАК провалить по звуку концерт Pet Shop Boys — ничего не происходит.

— Лейбл «Среда» существует при «Союзе». Проводит ли такая большая организация деятельность в интернете? Прилагают ли они усилия в продвижении релизов?
— Главная деятельность, которую «Союз» проводит — это выпускает диски с хорошей полиграфией и кладет их в магазины. Там ребята не то, чтобы медленные, а такие — витающие отчасти. Но например, «Союз» заключил договор с Ютьюбом, и каждому артисту, которого они выпускают, выделяется канал, на котором может транслироваться реклама. Я еще не очень до конца понимаю, как это будет работать, но условно, все ролики Padla Bear Outfit складываются в единый канал, и когда показывается реклама, какие-то отчисления капают группе. Плюс они активно делают всякие штуки с мобильным контентом, с Нокией и прочими. Социальные сети — все-таки нет, потому что тут должен работать журналист, они доставляют информацию журналистам, старыми способами. Но учитывая, что у нас журналистов-то 6 человек, грубо говоря, то в общем это нормально работает.

— Если рассуждать еще более глобально, что может сделать государство в интернете и не только для «Сред Горбачева», для групп из Воронежской области?
— Очень просто — должна быть государственная поддержка подобной музыки, условно говоря, независимой, молодой. Группа «Дети Пикассо» уехала в Венгрию отчасти потому, что там есть подобная программа поддержки, им дают деньги на запись альбомов. Подобное есть в Финляндии, и еще довольно много где существует. Но у нас это невозможно, так что все, что может сделать государство — это модернизировать и инновировать, чтобы у всех были средства связи. У нас поддерживаются в основном какие-то вещи, которые продвигают национальную культуру, просто у нашего государства какие-то замшелые советские представления о культуре — матрешки, хор Пятницкого — это все тоже прекрасно. Но, к сожалению, в нашем государстве нет людей, которые были бы готовы поверить в то, что группа «Комба Бакх» или группа Motorama и так далее — это не менее выгодный, показательный и достойный поддержки продукт, чем фирменный лубок.

Поделиться
Отправить

Понравился пост? Больше — в почте

Раз в неделю в письме присылаю идеи и эссе по важным для меня темам: полезные вопросы и принципы, слова и действия, маленькие шаги, провалы, восприятие себя, знания и информация, смелость, книжки. Подпишитесь: