Текст альбома: Звуки Му — Сказки Братьев Гримм

6 декабря 2006 (обновлено 21 декабря 2017)

Текст альбома: Звуки Му — Сказки Братьев Гримм

Сегодня я расскажу вам сказки. Меня потряс этот альбом и я хочу посмотреть, как будет выглядеть просто текст, просто лирика, просто сказки — без музыки. Не поленился — и набрал. Концепт альбома я разгадал не сразу, но, кажется, что-то разгадал. От песни к песне лирический герой преодолевает разные жизненные этапы и растет. От мальчика — к старому Кринкранку и — апофеозу добра и всепрощения — Гансу ежу. Кстати, у братьев Гримм действительно есть сказка «Ганс мой Ёж».

Как сказал господин Пряников на передаче «Земля-воздух» с Мамоновым, «творчество Мамонова — это такие сказки, которые выполняют вполне себе терапевтическую роль».

Мальчик-с-пальчик

Я родился таким маленьким-маленьким. Величиною с пальчик. Мальчик. Я рос, набирался ума, начал носить длинные брюки. Гулял один, где хотел. Мальчик. И чем больше я рос, напрягался, старался, тужился — ничего не вышло. Научился прятаться и всех избегать, а сам так и остался — мальчик, как ни крути — с пальчик.

Кончилось дело плохо: заблудился в лесу. А когда еле-еле вышел, не похож был сам на себя: весь расцарапанный, штаны рваные, лицо почему-то в крови. Маленький-маленький мальчик.

С тех пор я стал немного добрей, немного добрей. Мальчик… битый-перебитый, с пальчик.

Разбойник и его сыновья

Отец-разбойник в синей майке, дети — рядом.

Отец машет топором, машет ножом. Отец.

А его сыновья совершенно не так, жили совершенно не так, представляли себе совершенно не так происходит вокруг, и должно быть. А отец все грабил, в синей майке, руки по локоть в крови. Отец не очень думал о том, что будет потом. Окончат институт, пойдут работать. Окончат институт, женятся, пойдут работать. А отец стоит в синей майке и глядит вдаль. Отец, бедняга-отец. Отец и сыновья. Отец и его сыновья. Разные люди, разные заботы — у отца и его сыновей. Разные на свете бывают люди, рожают детей.

Золушка

Я говорю довольно резко, метко, четко, поживи со мной и увидишь, сколько золы, драгоценной золы — так дезинфицируй золой, дорогой мой.

Мы готовы отдать свою жизнь, чтобы выросла зелень на грядках. Вот поэтому наведи чистоту, безотходное производство, никакой химии и работай только золой, только золой, дезинфицируй только золой. Топи печь, живи в деревне — увидишь, сколько драгоценной золы. Наведи чистоту, наведи, наведи чистоту, покрой всю землю чистотой. Посыпь, посыпь, сыпь, работай золой, работай, работай золой.

Нет, ты сам не справишься, тебе нужен спец. Золушка будет работать золой, золушка знает, она умеет, ей хочется, ей самой хочется, вот она и будет работать с золой. А ты — встал в шесть утра — и пошло. Золушка — с золой, ты — сам с собой — апсайд-даун.

Я люблю, я люблю. Работай, работай с золой.

Ты будешь работать с золой, а золушка, золушка, мой дорогой, выйдет за принца, мой золотой, а ты останешься и будешь работать с золой. Да-да, поживи в деревне зимой, научишься, как работать с золой.

Я говорю довольно четко, резко и метко, поживи со мной, увидишь, сколько золы, драгоценной золы. Так дезинфицируй золой, дорогой мой.

Храбрый портняжка

Дождь из осенних листьев. Кто-то читает, кто-то лежит, кто-то сидит, кто-то спит. Я пришел.

Храбрый портняжка в новом костюме стоит у реки возле ракит — и молчит. Храбрый портняжка задумал побег. А в доме напротив смешной человек кончил обедать, сел на диван и подумал: «Видно задумал побег храбрый портняжка». Встал и ушел по своим делам.

Дождь из осенних листьев. Кто-то читает, кто-то лежит, кто-то сидит, а кто-то спит. Я пришел.

Подземный человечек

Подземный человечек красив, необъясним и недоступен. Споткнулся о камень, разбил хрустальные туфли, и теперь он уже не волшебник, он просто лежит печальный и еле живой. «Хочу умереть, — прошептал он мне на ухо — хочу умереть». Печальный такой, еле живой, смотрит в глаза.

Подземный человечек, ты никак не смог с нами ужиться, и пришлось умереть, скрыться под землю и молча лежать неподвижно с открытыми глазами. Ой-ой-ой, бедняга. Даже неловко как-то.

Король-лягушонок, или Железный Гейнрих

Мне машет дождливый-дождливый денек рукой как Железный Гейнрих. Рукой как Железный Гейнрих денек мне машет дождливый Гейнрих. Все думают, он железный. А Гейнрих стоит и машет рукой словно Железный Гейнрих. Кольчуга на нем блестит-блестит, Гейнрих. Гейнрих опять... Гейнрих и Гейнрих. Все думают, вот воображала какой, а он стоит и смотрит вокруг, кому бы помочь: малыша защитить, накормить голодалу, ноги согреть. Железный Гейнрих. Мне машет дождливый денек. Я сажусь на бугор, где только что был мой Гейнрих. Посидеть у камина — с Гейнрих. Машет копьем, кольчуга блестит — вот он каков — Гейнрих.

Старый Кринкранк

В плену у синих минут — старый Кринкранк. Прошла одна минута одиннадцать секунд — старый Кринкранк.

Я стою в цементной яме, совершенно один. Вокруг вода, маленькие льдинки и много льдин. Старый Кринкранк, старый Кринкранк. Старый Кринкранк.

Мой Бог состоит из коры, маленьких чешуек и мелких скорлупок. Старый Кринкранк. Но от этого он ничуть не хуже, ничуть не беднее духом, старый Кринкранк.

Старый Кринкранк — это имя мое. Как посмотреть. Каждый день будет и будет, и будет, и будет что-то нам мешать. Как посмотреть. Старый Кринкранк.

Но горит и горит, и горит, и горит немерцающий свет. Старый Кринкранк.

Этот утренний час я очень люблю. Старый Кринкранк. Сначала плюхаюсь в яму, очень холодно, потом сразу много тепла, я рычу «РРрррр». Старый Кринкранк, чашка кофе — и тихо. Читаю чужие стихи. Старый Кринкранк.

А дождик режет и режет. И легче не будет.

Как прожить наступающий день, как прожить наступающий день, скажи мне, старый Кринкранк.

Но как Старый Кринкранк я больше похож на трухлявый пень. Но как cтарый Кринкранк я больше похож на трухлявый пень. А на самом деле, я — птица. Птица, что села в траву, как в вату и глядит, и глядит на меня — вся из бисера и огня, глядит и глядит на меня — вся из бисера и огня.

Старый Кринкранк, старый Кринкранк — минут голубых любитель. Старый Кринкранк — потребитель, потребитель мелких чешуек и пыли.

Бобы и соя, старый фраер. Бобы и соя, Фитцмайер — его друг-сосед. Старый Кринкранк и Фитцмайер. Бобы и соя, пыль, голубые минуты, чешуйки, кора. Трухлявый пень, старый Кринкранк.

Как бы прожить наступающий день, скажи мне, старый Кринкранк. А он словно птица — садится в вату и глядит, и глядит на меня — весь из бисера и огня. Старый Кринкранк, старый Кринкранк — потребитель, потребитель, большой любитель пыли и длинных минут. Кринкранк — так его зовут.

Эй, старый Кринкранк, эй, старый Кринкранк, старый Кринкранк. Бобы и соя, Фитцмайер, старый Кринкранк, пыли минут. Потребитель, большой любитель, весь из бисера и огня, глядит и глядит на меня — старый Кринкранк, старый Кринкранк. Как трухлявый пень — старый Кринкранк.

Скажи, как прожить наступающий день, будет ли легче, старый Кринкранк? Нет! Бобы и соя, Фитцмайер. Вою. Бобы и соя, стою и вою, Фитцмайер, я вою. Старый Кринкранк, видишь, я вою. Бобы и соя.

Мой Бог из чешуек, мелких скорлупок и остатков коры, но от этого он ничуть не хуже и духом совсем не слабей. Он, видишь, отражается в луже — и светится все сильней и сильней, и сильней — немерцающим светом. Старый Кринкранк, старый Кринкранк, старый Кринкранк, старый Кринкранк — купил себе танк, старый Кринкранк купил себе танк, купил себе танк старый Кринкранк, старый Кринкранк и танк — это не то, что бобы и соя, Фитцмайер и нечто голубое, это не то, что я стою и вою. Старый Кринкранк купил себе танк — и того гляди как выстрелит. О, как выстрелит. Берегись.

Старый Кринкранк.

Ганс мой Ёж

Мы с самого утра бьем во все колокола,
У нас большая радость — появился ёж.
Ёж — бегает всюду, много делает добра:
Подбирает корки и огрызки, ловит мышей, пьет молоко.
Мой ёж. Я сразу понял: он — мой.
Я — Ганс, так меня зовут.
Ганс — и ёж. Ганс доволен.
Теперь Ганс не один. Ганс — и ёж.
Ес! У меня есть ёж.
Мой ёж. Ганс — и ёж.
Появился у королевского окошка —
И я сразу бью во все колокола.
Ес! Это мой ёж.
Ес! Он — мой.
Ганс — и ёж. Ганс мой ёж.
Эври дэ-эй — хэ-хэй.
Эври найт — хэ-хэй.
Эврибади — шаут.
Эврибади — шаут.
Ганс мой ёж. Ганс — и ёж.
Ай лов ю.
Ай лов ю.
А ёж бежит все дальше и дальше, никак его не удержишь, и не поймаешь.
Ему нет никакого дела — до нас.
Но я бью и бью во все колокола.
Ёж бежит все дальше и дальше — делать свои дела,
Делать много добра.
Ес, ай лов ю.
Ес, ай нид ю, ёж.
Мо-о-о-о-ой ёж.
Я-а-а-а-а — Ганс.
Га-а-а-а-анс мой ёж, ай лав ю.
Гудбай.

Поделиться
Отправить

Понравился пост? Больше — в почте

Раз в неделю в письме присылаю идеи и эссе по важным для меня темам: полезные вопросы и принципы, слова и действия, маленькие шаги, провалы, восприятие себя, знания и информация, смелость, книжки. Подпишитесь: